Где домовые ба знакомые все лица

Александр Грибоедов - Горе от ума. Действие 4

где домовые ба знакомые все лица

Где домовые? Ба! знакомые всё лица! Дочь, Софья Павловна! страмница! Бесстыдница! где! с кем! Ни дать, ни взять она, Как мать ее, покойница жена. Где домовые? Ба! знакомые все лица! Дочь Вот тот то все вы гордецы спросили бы как делали отцы,учились бы на старших глядя. Где домовые? Ба! знакомые всё лица! Дочь, Софья Павловна! страмница! Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять, она, Как мать ее, покойница жена.

Боялся, видишь, он упреку За слабость будто бы к родне! Боялся, прах его возьми, да легче ль мне? Секретари его все хамы, все продажны, Людишки, пишущая тварь, Все вышли в знать, все нынче важны, Гляди—ка в адрес—календарь. Останавливается, увидя, что Загорецкий заступил место Скалозуба, который покудова уехал.

Загорецкий Извольте продолжать, вам искренно признаюсь, Такой же я, как вы, ужасный либерал! И от того, что прям и смело объясняюсь, Куда как много потерял!. Репетилов с досадой Все врознь, не говоря ни слова; Чуть из виду один, гляди уж нет другого.

Был Чацкий, вдруг исчез, потом и Скалозуб. Загорецкий Как думаете вы об Чацком? Загорецкий А вы заметили, что он В уме сурьезно поврежден? Загорецкий Об нем все этой веры. Молчалин ведет ее под руку. Загорецкий Княжны, пожалуйте, скажите ваше мненье, Безумный Чацкий или нет? Загорецкий Да вот не верит Все вместе Мсье Репетилов! Можно ль против всех! Репетилов затыкает себе уши Простите, я не знал, что это слишком гласно.

Княгиня Еще не гласно бы, с ним говорить опасно, Давно бы запереть пора. Послушать, так его мизинец Умнее всех, и даже князь—Петра!

Князь, ты везти бы мог Катишь или Зизи, мы сядем в шестиместной. Хлестова с лестницы Княгиня, карточный должок. Княгиня За мною, матушка. Все друг к другу Прощайте. Что наш высокий ум! Скажите, из чего на свете мы хлопочем! Хлестова Так Бог ему судил; а впрочем, Полечат, вылечат авось; А ты, мой батюшка, неисцелим, хоть брось. Молчалин уходит к себе в комнату. Прощайте, батюшка; пора перебеситься. Репетилов Куда теперь направить путь? А дело уж идет к рассвету. Поди, сажай меня в карету, Вези куда—нибудь.

Чацкий выходит из швейцарской Что это? Не смех, а явно злость. Через какое колдовство Нелепость обо мне все в голос повторяют!

где домовые ба знакомые все лица

И для иных как словно торжество, Другие будто сострадают Что хуже в них? Поверили глупцы, другим передают, Старухи вмиг тревогу бьют — И вот общественное мненье! И вот та родина Нет, в нынешний приезд, Я вижу, что она мне скоро надоест. А Софья знает ли? Но этот обморок, беспамятство откуда?? Она конечно бы лишилась так же сил, Когда бы кто—нибудь ступил На хвост собачки или кошки. София над лестницей во втором этаже, со свечкою Молчалин, вы?

Поспешно опять дверь припирает. Не впрямь ли я сошел с ума? К необычайности я точно приготовлен; Но не виденье тут, свиданья час условлен. К чему обманывать себя мне самого? Звала Молчалина, вот комната. Лакей его с крыльца Каре Буду здесь, и не смыкаю глазу, Хоть до утра. Уж коли горе пить, Так лучше сразу, Чем медлить, — а беды медленьем не избыть. Мучительница—барышня, Бог с нею, И Чацкий, как бельмо в глазу; Вишь, показался ей он где—то здесь внизу.

Он, чай, давно уж за ворота, Любовь на завтра поберег, Домой, и спать залег. Однако велено к сердечному толкнуться. Вас кличет барышня, вас барышня зовет. Да поскорей, чтоб не застали. Лиза Вы, сударь, камень, сударь, лед.

Лучшие цитаты из книг Александр Грибоедов — MyBook

Лизанька, ты от себя ли? Молчалин Кто б отгадал, Что в этих щечках, в этих жилках Любви еще румянец не играл! Охота быть тебе лишь только на посылках? Лиза А вам, искателям невест, Не нежиться и не зевать бы; Пригож и мил, кто не доест И не доспит до свадьбы. Лиза А с барышней? Молчалин Поди, Надежды много впереди, Без свадьбы время проволочим. Лиза Что вы, сударь! А меня так разбирает дрожь, И при одной я мысли трушу, Что Павел Афанасьич раз Когда—нибудь поймает нас, Разгонит, проклянет!.

Я в Софье Павловне не вижу ничего Завидного. Дай Бог ей век прожить богато, Любила Чацкого когда—то, Меня разлюбит, как. Мой ангельчик, желал бы вполовину К ней то же чувствовать, что чувствую к тебе; Да нет, как ни твержу себе, Готовлюсь нежным быть, а свижусь — и простыну.

София в сторону Какие низости! Чацкий за колонною Подлец!

где домовые ба знакомые все лица

Лиза И вам не совестно? Молчалин Мне завещал отец: Во—первых, угождать всем людям без изъятья — Хозяину, где доведется жить, Начальнику, с кем буду я служить, Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова. Лиза Сказать, сударь, у вас огромная опека! Молчалин И вот любовника я принимаю вид В угодность дочери такого человека Лиза Который кормит и поит, А иногда и чином подарит?

Пойдемте же, довольно толковали. Молчалин Пойдем любовь делить плачевной нашей крали. Дай обниму тебя от сердца полноты. Зачем она не ты! Хочет идти, София не пускает. София почти шепотом; вся сцена вполголоса Нейдите далее, наслушалась я много, Ужасный человек! София Ни слова, ради Бога, Молчите, я на все решусь. Молчалин бросается на колена, София отталкивает его Ах!

София Не помню ничего, не докучайте. Молчалин ползает у ног ее Помилуйте София Не подличайте, встаньте.

где домовые ба знакомые все лица

Ответа не хочу, я знаю ваш ответ, Солжете Молчалин Сделайте мне милость Молчалин Шутил, и не сказал я ничего окроме София Отстаньте, говорю, сейчас, Я криком разбужу всех в доме И погублю себя и. Я с этих пор вас будто не знавала. Упреков, жалоб, слез моих Не смейте ожидать, не стоите вы их; Но чтобы в доме здесь заря вас не застала.

Чтоб никогда об вас я больше не слыхала. Молчалин Как вы прикажете.

Ответы@sertchmusokspur.tk: напишите мне диалог Фамусова из "Горе от ума" или ссылку дайте, где найти можно

София Иначе расскажу Всю правду батюшке, с досады. Вы знаете, что я собой не дорожу. Сама довольна тем, что ночью все узнала: Нет укоряющих свидетелей в глазах, Как давиче, когда я в обморок упала, Здесь Чацкий был Чацкий бросается между ними Он здесь, притворщица!

Лиза и София Ax! Лиза свечку роняет с испугу; Молчалин скрывается к себе в комнату. Чацкий Скорее в обморок, теперь оно в порядке, Важнее давишной причина есть тому, Вот наконец решение загадке! Вот я пожертвован кому!

Откуда выражение «знакомые все лица»?

Не знаю, как в себе я бешенство умерил! Глядел, и видел, и не верил! А милый, для кого забыт И прежний друг, и женский страх и стыд, — За двери прячется, боится быть в ответе. Людей с душой гонительница, бич! София вся в слезах Не продолжайте, я виню себя кругом. Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

Ваш батюшка вот будет благодарен. А может, и нет для этих мнимых космополитов высоких и реально важных для каждого нормального человека таких понятий, как любовь к своему народу, патриотизм и готовность служить своему государству. Чтобы понять подоплеку этой моральной деградации, достаточно заглянуть в корни генеалогического древа этой четы, но не будем этого делать в силу отсутствия ксенофобии - для нас дорог каждый гражданин страны независимо от нации и вероисповедания.

Впрочем, порой кажется, что Лейла Юнус в пику своим армянским родственникам хочет показаться святее, чем папа римский, стараясь перещеголять их в неприятии всего национального. Впрочем, видно, мало ей было денег, получаемых от заказчиков по ту линию обороны.

Ба! Знакомые все лица!

Поговаривают, что она к тому же занималась продуктовым обеспечением в Минобороны, и на ниве интендантской деятельности немало поимела за счет довольствия солдат, предназначенного для отправки на фронт. Деньги же исправно откладывались на счета одного из немецких банков. Кстати, и муж ее, Ариф Юнус, в те годы работавший в аналитическом отделе Президентского аппарата, и ее свекор Рамиз Юнус, работавший в ту пору в Кабмине, не отставали от нее, также передавая армянам секретные материалы о боеспособности государства и состоянии дел в экономике страны.

Очевидны и тесные связи А. Прошедшие годы не разрушили этой антиазербайджанской дружбы. К примеру, в году при посредничестве Шахназаряна Лейла Юнус получила от организации журналистов - расследователей Армении гранты на сумму 50 тысяч евро. Естественно, полученные деньги нужно было отрабатывать, и Лейла Юнус по наущению сотрудника армянских спецслужб Николаса Данильяна осуществила проект, направленный на разжигание межнациональной розни и этнических конфликтов в Азербайджане.

При этом она ни разу не обмолвилась о реальном нарушении прав миллиона азербайджанцев, покинувших родные очаги и оставшихся без крова над головой. А ведь она в бытность главы пресс-службы Минобороны могла донести, если не до мировой, то для местной общественности, правду о десятках тысяч раненых, тысячах убитых соотечественников.